Дорогие читатели! Предлагаем ознакомиться со статьей из полнотекстовой справочной базы «Казань и казанцы». Это отличная возможность прогуляться по историческим местам Казани не выходя из дома!

Статья вышла в журнале «Татарстан» в 2017 году.

*КАЗАНЬ: ПЕШКОМ В ИСТОРИЮ*


*ОБЪЕКТ №1. ХРАМ В ЧЕСТЬ ПЕТРА ПЕРВОГО*
Поднимаемся от метро в горку по брусчатке, проходим мимо памятника поэту-герою Джалилю и выходим на улицу Кремлёвскую, оставив за спиной Казанский кремль (его также можно осмотреть самостоятельно, предварительно изучив при входе щит с подробной схемой).
Держим курс на красивый дом с часами на куполе, который должен появиться слева. Это Александровский пассаж, предшественник современных ТЦ.
Подойдя к перекрёстку (пассаж будет на противоположной стороне), сворачиваем на неприметную улочку, которая носит имя татарского поэта Мусы Джалиля, и немного спускаемся вниз. За чугунной оградой, во дворике, вы увидите роскошный Петропавловский собор, построенный на средства казанского купца Ивана Афанасьевича Михляева в честь пребывания в Казани Петра I.
Необычная для православных храмов России архитектура – тёплые радостные тона, цветы и гроздья винограда на лепнине, витражные окна. Строили флорентийские мастера. Тогда бригады несуразно одетых итальянцев в красных колготках и остроносых туфлях разъезжали по России в поисках хоть какой-то работы. Увы, работниками флорентийцы оказались никудышными, недостроенный собор вскоре рухнул. Купец прогнал иностранцев и нанял местных плотников и каменщиков в лаптях да портках: русских, татар, украинцев, чувашей и марийцев. Они-то и создали эту лепоту!
Сначала осмотрим храм снаружи, затем поднимемся на террасу, так называемое гульбище, где находится смотровая площадка. Отсюда открывается вид на «разношёрстную» архитектуру города и дальние просторы Волги. Потом войдём во храм.
Благодаря тому, что в советские времена в помещениях церкви размещались мастерские Росреставрации, все росписи и лепнина сохранились, чугунные плиты полов также родные. Во второй части храма – необычный и несоразмерный с узкой залой иконостас, который непросто обозреть полностью.
Цель визита Петра в Казань была сугубо военная. Он осмотрел местные заводы и фабрики. Учредил Адмиралтейство, на верфи которой вскоре был построен корвет «Казань»: 35 метров длиной, с палубной артиллерией в 16 пушек. Корабль участвовал в персидском походе, взятии крепости Дербент и Баку. Владелец суконной мануфактуры Иван Михляев выиграл «тендер» на пошив парусов для царского флота. По высоте и красоте Петропавловского собора, полагаю, можно судить о размере прибыли от этого военного заказа!
Во внутреннем дворике собора чудом сохранились хоромы самого купца Михляева. В день приезда царю исполнялось 50 лет. Именно здесь и отпраздновал свой юбилей император. Приём ему оказали восторженный, обед из 19 перемен блюд, «питие безмерно». Купечество щедро ссудило царя деньгами на развитие российского флота. За столом потеплевший от гостеприимства Пётр произнёс тост в честь хозяина дома и даже поцеловал его, подёргав за бороду. В ответ польщённый купец попросил царя самолично указать место под строительство православного храма.
Возвращаемся на Кремлёвскую и продолжаем двигаться вперёд – к университету. Если позволяет время, то можно зайти в уютный дворик (перед входом на чугунной ограде – вензель «КИУ», что означает «Казанский Императорский университет»), сохранивший атмосферу уездного города конца XIX века, а также осмотреть музей, который находится в главном здании. Здесь представлены артефакты, например, ливрея и посох швейцара, стоявшего на входе и проверяющего матрикулы (удостоверение) студентов; письменный стол великого геометра и первого ректора Николая Лобачевского с напольными часами. Рассказывают, что они идут без завода вот уже второе столетие – никто не может разгадать секрет. Но нас сейчас интересует здание, которое стоит напротив университета.

*ОБЪЕКТ №2. ОСОБНЯК В ПОДАРОК НЕВЕСТЕ*
Особняк этот больше похож на шкатулку, чем на жилой дом. Архитектор – обрусевший немец Карл Мюфке – соединил под одним фасадом сразу три стоявших здесь дома. Это был роскошный свадебный подарок купца Алексея Капитоновича Ушкова своей невесте Зинаиде Высоцкой, профессорской дочке. Молодые ещё не были обвенчаны, а на фасаде уже красовался вензель «ЗУ», то есть «Зинаида Ушкова». Представьте себе её состояние, когда жених распахнул перед ней двери и пригласил внутрь, а там… Каждая зала отделана в особенном стиле: шинуазри, ампир, готика, рококо, барокко, мавританский. Витражи доставлены из Парижа, лестница из тамариска, паркет из сакуры, бронзовые ручки для окон и дверей отлиты в Китае, а решётки балконов ковали кузнецы Санкт-Петербурга. Эркер имитировал минарет. Конечно, девушка обомлела и сразу сказала «да».
Но сказка была короткой. Прожив в этом замке всего два года, влюблённые разбежались. Алексея Капитоновича свёл с ума театр, а точнее – балет, а ещё точнее – балерина. Он готов был целовать её пуанты!​ Он был молод и богат. Выстроил точную копию казанского особняка на Пречистенке в Москве и поселился там со своей балериной. Кстати, после революции туда вселились Сергей Есенин и Айседора Дункан.
Ныне в доме Зинаиды Ушковой размещается Национальная библиотека Татарстана с богатейшим в Поволжье собранием книг.
Теперь пересечём «сковородку» (так у студентов называется круглая площадка вокруг памятника молодому Ульянову, бегущему на сходку) и, пройдя мимо библиотеки им. Лобачевского, спустимся в Ленинский сад по лестнице в стиле кубизма.
Можно отдохнуть от жары на лавочке у старинного фонтана (подарок городу Бельгийской водопроводной компании). Раньше на месте этого сада была Николаевская площадь. На Масленицу, Пасху и Святки в центре площади устанавливали качели и карусель, тут же распускался яркий шатёр балагана Яшки Мамонова. За пятак показывали нехитрый «репертуар» с участием петрушки, клоунов, фокусников и силачей. Любил сюда хаживать и молодой Федор​ Шаляпин.
«С восторгом я смотрел, как девица на косах гирю подымала и как дурачились клоуны», – вспоминал Шаляпин. Среди «почтенной публики» можно было видеть снующего Алексея Пешкова (Максима Горького), перепачканного мукой. Ходил он тогда в татарском кафтане и тюбетейке, на ремне у него висел короб с горячими калачами и разной сдобой за копейку и пятачок. Когда товар заканчивался, он бежал в булочную за новой выпечкой. Туда же проследуем и мы…
Выходим на остановку «Ленинский садик», оставив позади себя памятник («который сидит») химику Александру Бутлерову, и поднимаемся в горку по улице Галактионова.

*ОБЪЕКТ №3. БУЛОЧНАЯ, ГДЕ РАБОТАЛ ПЕШКОВ*
Алексей Пешков работал в пекарне Деренкова подручным пекаря. За ночь он должен был замесить шесть мешков муки. Сохранился подвал, где в духоте и мучной пыли пекли булки. Чтобы не заснуть, пекари громко пели. Теперь здесь открыт музей писателя с экспозицией, посвящённой также его товарищу – Фёдору Шаляпину. Известен случай, когда они явились на пробы к казанскому оперному антрепренёру Орлову-Сокольскому, который набирал хор. Алёшу Пешкова взяли, а вот Феде Шаляпину отказали вследствие отсутствия… голоса.
Приехав в Казань из Нижнего Новгорода в 1884 году с единственной целью – поступить в Казанский университет, Пешков поселился в доме у знакомых Евреиновых на Старогоршечной улице (ныне Ульяновых, 60). Дом этот сохранился, он расположен слева от музея Ленина (конец нашего маршрута). Семья жила бедно. Алексей, не желая быть нахлебником, переночевав, отправлялся бродить по городу. Потом он перебрался в ночлежку. Купец Лупп Спиридонович Марусов отстроил на горе несколько каменных домов, где сдавался каждый угол «со светом» (т. е. с окном) и без. Жители прозвали их «Марусовкой».
Горький вспоминал: «Это был большой полуразрушенный дом, населённый голодными студентами … и какими-то призраками людей, изживших себя». Повесть «Мои университеты» была задумана именно в «Марусовке». Обитатели ночлежки перекочевали также и в пьесу «На дне».
В Казани, испытав муки безответной любви, Алексей пытался свести счёты с жизнью. Купил на рынке за 3 рубля револьвер с единственным патроном. Пошёл на безлюдный берег Казанки. Целил в сердце, но пуля пробила лёгкое. Его спас случайно проходивший мимо сторож Мустафа и отвёз в земскую больницу.

*ОБЪЕКТ №4. ДОХОДНЫЙ ДОМ ЛЕОНТИЯ КЕКИНА*
Выходя из дома-музея Горького, остановимся на несколько минут у «средневекового замка» в псевдоготическом стиле, который был построен в 1905 году архитектором Генрихом Рушем по заказу купца-миллионщика Леонтия Кекина. Это была лебединая песня казанского архитектора.
Кекин выкупил разорившуюся бумажную фабрику в Чистополе (хозяином которой был сам барон Врангель!) и за год сделал её процветающей. Деньги от дохода пошли на строительство «замка» в Казани.
Дом Кекина сдавался внаём под самую крышу. Подвалы и первые этажи были отведены под лавки и лабазы. На втором этаже находились престижные квартиры, которые снимали статские чиновники да генералы-пенсионеры, на мансарде ютились чины помельче и прапорщики.
Далее поднимаемся вверх по улице Горького (дом Кекина остаётся за спиной) и подходим к светофору. На углу сохранилось здание художественной школы Софии Вагнер (сейчас это гимназия №3), в которой обучался художник-модернист Давид Бурлюк.
Напротив – серая сталинка, где находится квартира-музей поэта Мусы Джалиля (ул. Горького 17, кв. 28). В этом же доме во время войны проживал Ефим Придворов, больше известный как поэт Демьян Бедный. После завтрака он любил погулять в Лядском саду, куда и мы с вами направимся. Сидя на лавочке, он написал своё знаменитое стихотворение «Как родная меня мать провожала», которое стало народной песней.

*ОБЪЕКТ №5. ГЕНЕРАЛЬСКИЙ САД*
До революции Большая Лядская улица на указателях писалась сокращённо «Б. Лядская», что очень веселило народ. Теперь это улица Горького, и только старейший Лядской сад сохранил (в искажённом виде) имя своего первого садовника – генерал-майора Александра Петровича Лецкого, в скромном доме которого в 1798 году останавливался император Павел I.
Именно Лецкой был комендантом Казанского кремля во время Пугачёвского бунта. Самозванец, как известно, город взял, а вот Кремль ему оказался не по зубам, хотя пушки били по воротам и стенам крепости прямой наводкой.
Генерал облагородил пустырь на окраине города, засадив его шиповником, яблонями и соснами. Здесь появились аллеи и скамейки, а позднее забил фонтан. Сегодня вы можете увидеть его точную копию.
Восстановлен и памятник поэту Гавриилу Державину, родившемуся под Казанью. Только раньше он стоял в другом месте.​ Поэт, одетый в древнеримскую тогу, задумчиво смотрит вдаль. В руке у него стило – палочка для письма по восковым дощечкам.

*ОБЪЕКТ №6. ДОМ, ГДЕ ЖИЛ БУДУЩИЙ ВОЖДЬ*
В доме Орловых на Первой горе осенью 1888 года поселилась многочисленная семья Ульяновых. К этому времени закончилась ссылка Владимира Ильича, которую он вполне комфортно провёл с удочкой и книжками в имении своего деда Александра Бланка на живописной речке Ушня в деревне Кокушкино Казанской губернии.
Дом Орловых раньше не имел своего сада, он прятался в глубине купеческих домов, фасадами выходивших на улицу. Крики, ругань и песни ночи напролёт мешали бывшему студенту Казанского университета изучать труды запрещённых Маркса и Энгельса. За шторками шумела​ жизнь простого народа, а за письменным столом сидел тот, кто мечтал перевернуть Россию с ног на голову и создать общество, где торжествовали бы справедливость и равноправие.
В советские времена организованных туристов водили сюда толпами, теперь заглядывают – единицы.​ Но дом этот интересен не только своим обитателем, а прежде всего бережно сохранёнными интерьерами. Гуляя по коридорам и заглядывая в комнаты, можно легко перенестись на сто с лишним лет назад и представить себя сидящим за обеденным столом у пыхтящего самовара, в котором отражается большое и счастливое семейство.

Адель​ ХАИРОВ
//Татарстан. – 2017. – № 6. – С. 40-43.

Еще больше статей в полнотекстовой справочной базе «Казань и казанцы» на сайте Централизованной библиотечной системы г.Казани!