Дорогие наши читатели! Мы начинаем знакомить вас с интересными страницами истории нашего города, который заслуженно получил звание «Города трудовой доблести». А помогут нам книги ЦБС г. Казани  и  статьи из полнотекстовой справочной базы «Казань и казанцы». Первая статья, с которой мы хотим вас познакомить, была напечатанав газете «Комсомольская правда.» – 2014 6 мая. Автор — Регина КИРИЛЛОВА 
«КАЗАНЬ ВОЕННАЯ» 
Для Татарстана и его столицы праздник Победы – особенный. Ведь для каждого он все-таки свой. Такой светлый и в то же время неотделимый от грусти по тем, кто никогда не вернется с войны. Чем жила Казань в те годы и что сейчас вспоминают те, кто видел ее своими глазами?  Война на дворе!В воскресенье, 22 июня 1941 года, в Казани стояла жаркая погода. Было солнечно. Город был полупуст: большинство горожан на выходные уехали на природу. А еще в этот день в Казани праздновали Сабантуй. И хотя предприятия, несмотря на праздник весеннего сева, продолжали работать, почти все отдыхающие отправились на Сабантуй.  – Новость о начале войны дошла до ушей большинства людей только после обеда, – рассказал заведующий Музеем-мемориалом ВОВ Казани Михаил Черепанов. – Тогда в печати уже вышло обращение Сталина. Под рупорами радио собирались люди, слушали подробности.  Затаив дыхание, люди снова и снова осознавали речь наркома иностранных дел Молотова: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке наши города… Красная Армия и весь наш народ поведут победоносную отечественную войну за родину, за честь, за свободу…  Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».  Вот как вспоминает этот день Александр Кузнецов, которому в тот год исполнилось 12 лет:  – В пять утра растолкала мама. Обычно мы просыпались позже, а тут страшное известие: на нас Германия напала! Некоторые соседи сразу поехали в военкомат. Кто пешком, кто на лошадях – машин в то время у всех не было. Я побежал к бабушке, рассказать о том, что началась война. На следующий день началась мобилизация, отец в августе ушел на фронт. Он не вернулся с войны…  Да, уже 23 июня рано утром на фронт ушли сотни татарстанцев. В Казани бойцов провожали под марш «Прощание славянки» со сборного пункта республиканского военкомата на улице Свердлова (сейчас это улица Петербургская).  Строго секретно  По решению Правительства СССР в первые же месяцы войны Казань стала городом первой степени секретности. Сюда перевезли центральную кладовую Государственного банка СССР, эвакуировали крупные оборонные предприятия, сверхсекретную лабораторию «Уран», которой руководил «отец атомной бомбы» Игорь Курчатов.  А Казанский пороховой завод был в это время единственным предприятием в стране, бесперебойно поставлявшим на фронт боеприпасы.  Город перешел на усиленные меры безопасности. Чтобы не привлекать внимание вражеских самолетов, всем жителям было приказано заклеивать окна домов плотной черной бумагой. По ночным улицам ходили милицейские патрули.  Положение на фронте было тяжелым, и уже осенью 1941 года под Казанью начали строить противотанковый оборонительный рубеж – «Казанский обвод». В случае наступления немцев он должен был защищать от врага Казань и близкие к ней районы. Как говорится в секретных донесениях того времени, на строительстве противотанковых окопов и рвов под Казанью работало не менее 107 тысяч человек – в основном женщины и молодежь старше 16 лет.  Осень в тот год выдалась ранняя. Проливные дожди, грязь, потом резко ударили сорокаградусные морозы – приходилось копать окопы в таких условиях. Земля промерзала до полутора метров.  Но рабочие, держась, как альпинисты, за длинную веревку, каждый день пробивались через снега и метели к месту строительства. Маяком им служили высокая фигура и заячья шапка ректора Казанского университета Кирилла Ситникова, возглавлявшего цепочку и работавшего наравне со студентами. Бок о бок с ними долбили мерзлую землю и академик Борис Арбузов, и профессор Хамид Муштари, и другие известные ученые. И все вручную – о спецтехнике в то время и слыхом не слыхивали. «На вооружении» были только кирки и лопаты.  11 февраля 1942 года «Казанский обвод» был готов. В рекордно короткий срок, в практически невозможных условиях татарстанцы построили 331 километр противотанковых препятствий, соорудили 392 командных и команднонаблюдательных пункта, 98 скрытых огневых точек, 419 землянок.  Голод и холод  Хлеб и сахар в войну выдавали по карточкам, поэтому утро каждой казанской семьи начиналось примерно одинаково. Кому-то одному обязательно нужно было встать пораньше, чтобы занять для всех место в «хлебной» очереди. Как вспоминают казанские старожилы, перед магазином на улице Чернышевского, например, люди выстраивались уже с 2-3 часа утра, и к открытию очередь тянулась по всей улице и выходила на Булак. За просроченные талоны продукты уже не давали.  Жители деревень считали каждое зернышко, все продукты отдавая фронту. Благодаря им за годы войны Татарстан обеспечил армию 2 млн. 96 тыс. тонн хлеба, 624 тыс. тонн картофеля, 896 тыс. тонн мяса, 200 млн. литров молока, более 8 тыс. тонн шерсти. А ведь сами тыловики голодали, работая при этом на износ.  – Страшное это было время, – вспоминая голодное время в тылу, ветеран ВОВ Дамира Равилова не может сдержать слез. – Ели гнилую картошку, собирали и пекли траву разную, лебеду. Все были голодными, но никто не жаловался. Детишки помогали родителям без лишнего слова. Дети войны рано стали взрослыми: старались взять на себя часть их забот, чтобы мамы, бабушки могли отдохнуть лишнюю минутку. Но они все равно не отдыхали, хватались за новую работу.  Шутка ли: наша промышленность, по самым скромным подсчетам, ежедневно одевала полк и обувала целую дивизию! Как подсчитали авторы книги «Тыл Советской Армии», фронт получил от Татарстана больше 21 тысячи самолетов разного назначения. Каждый седьмой боевой самолет был нашего производства. А одежды и обуви, произведенной в Татарстане, хватило бы на трехмиллионную армию.  На стенах заводов рабочие вешали агитплакаты. Один из таких, по свидетельствам партархива Татарского обкома КПСС, висел в цеху знаменитого «Серпа и Молота» (ныне на месте завода крупный торговый центр).  И налегали – не за троих, за четверых и пятерых.  Сегодня мы сил не жалеем своих,  И Родина-мать говорит патриоту:  На фронте дерется боец за троих,  А ты за троих налегай на работу!  Разве можно забыть Победу!  Весть о Победе – взятии Берлина и капитуляции Германии пришла в Казань рано утром 9 мая.  – Никогда не забыть тот день, с дрожью в голосе вспоминает ветеран Дамира Равилова. – Люди вышли на улицы с флагами, плакатами. «Победа! Победа!» – все кричали одно это слово. Никогда не забыть, что было в груди от этого слова. Мы и плакали, и радовались одновременно. Это неповторимая радость, это не передать словами.  — «Гитлер капут!» — кричали мы, студенты, — рассказывает тыловик Александр Кузнецов. — Дома в тот день стояли пустые! Все вышли на улицу с флагами, плакатами. Стояли под радио и слушали, что Берлин взят! И могли слушать вечно. Это была музыка для ушей.  Весь день 9 мая в центре Казани звучала музыка, все веселились, танцевали, ходили в кино. Все кинотеатры Казани в этот день, по воспоминаниям старожилов, работали бесплатно.  А вскоре стали возвращаться домой бойцы — покрытые шрамами и славой. Им предстояло поднимать хозяйство и снимать с плеч женщин и детей страшный груз, который они безропотно тянули четыре бесконечно долгих года.